Республика Коми, Сыктывкар, ул. Виктора Савина, д. 26 «а»
Главная / О церкви / Свидетельства / «Как это из ничего может стать что-то?»

Свидетельства

«Как это из ничего может стать что-то?»

28.09.2016

Свидетельство Степана Самсонова

Родом из детства

Родился, жил и учился Степан Самсонов в Сыктывкаре. Был из неблагополучной семьи, отца не было, а мать пила так, что в доме зачастую нечего было есть, и ребенок ходил грязный и голодный. В раннем детстве его забрала к себе на воспитание бабушка. Мальчика увлекал спорт, он занимался плаванием, пожарно-прикладным спортом и даже привозил медали с соревнований российского уровня. А вот учиться Степану не нравилось. Единственная мечта на то время - стать профессиональным спортсменом.

По его собственному признанию, о степени своей необразованности он не догадывался до одного случая. Однажды, когда он служил в армии, ему нужно было пройти тестирование и в числе других заданий объяснить суть какой-то русской пословицы. Справиться с этим простым заданием он так и не смог, просто не сумел найти слов.

– Вот тогда мне впервые стало стыдно за свою ограниченность. Вроде бы элементарные вещи, но как-то отстал я в этом вопросе, – вспоминает он.

Когда Степану было 16 лет, бабушка умерла, и ему по наследству осталась ее квартира. К тому времени он, тогда еще старшеклассник, уже научился выпивать, обзавелся сомнительными друзьями, бросил спорт. Как он говорит: «и не выучился, и спортсменом не стал, зато радовался, что квартира есть».

Перед тем, как уйти в армию, квартиру он сдал, а мебель перевез к маме. Из армии он регулярно посылал матери письма, но ни на одно из них ответа не получил. Зная материнскую любовь к спиртному, забеспокоился, а все ли в порядке дома. Обратился к командованию, и ему дали отпуск, чтобы он мог съездить, уладить домашние дела.

Приехав в Сыктывкар, пришел к матери, но оказалось, что в квартире, где она жила, живут уже другие люди, а где она сама - неизвестно. Знакомые сказали, что незадолго до этого из мест заключения вернулся его старший брат, которого Степан почти и не помнил. Выяснилось, что брат уговорил мать продать квартиру, и куда они после этого делись, никто не знал.

Доверчивость подвела

Эта новость тревожила Степана. Была мать, была квартира, и вдруг там уже живут чужие люди, неизвестно где она сама. Не смотря ни на что, мать для Степана была единственным близким в этом мире человеком. Единственным островком надежды на будущее была оставшаяся от бабушки квартира. Но вдруг, пока он служит в армии, и ее кто-нибудь продаст?

– Я забеспокоился за свою квартиру: кто за ней будет присматривать, пока я служу? И в этот момент около меня оказалась какая-то женщина. Я сейчас даже не помню, откуда она взялась, – вспоминает мужчина. – Я тогда, в отпуске, практически каждый день пил. Человек я всегда был открытый, ну и поведал ей все свои тревоги – всегда же хочется иметь хоть одну живую душу, которой можно было бы довериться, а у меня на тот момент никого не было, а она почему-то вызывала во мне доверие.

Новая знакомая проявила живое участие и согласилась, пока Степан дослуживает в армии, продать по доверенности его квартиру, на вырученные деньги купить что-нибудь меньшей жилплощадью, а разницу в сумме отдать Степану. В 2000 году он демобилизовался и вернулся в Сыктывкар. Его случайная знакомая действительно продала квартиру, а взамен купила две комнаты в одной секции малосемейного общежития в центре города. Правда, никаких денег он от нее не дождался. Она объяснила ему, что заплатила задолженность по квартплате, которую оставил Степан, да и расходы на сделку тоже чего-то стоили.

Вернувшись, Степан Самсонов устроился работать в строительную фирму. Спустя недолгое время знакомая попросила его разрешить ее сыну пожить у него в одной из двух комнат, потому что якобы у сына непростые отношения с ее мужчиной. Степан согласился. Очень скоро оказалось так, что в соседней комнате поселилась сама женщина со своим сыном и дочерью, объяснив это опять же семейными неурядицами. Незаметно в собственном доме Степан оказался на положении квартиранта.

– Если я приходил вечером пьяным, а делал я это с завидной регулярностью, меня отчитывали: мол, чего ты приходишь тут со своим запахом, – рассказывает мужчина. – Терпеть такого отношения к себе в собственном доме я не хотел и потому однажды попросил надоевших постояльцев покинуть помещение.

И вот тут-то и выяснилось, кто в доме хозяин. Степан Самсонов тогда еще раз убедился в своей необразованности и беспомощности в бытовых вопросах. Выяснилось, что весь обмен женщина произвела на себя, а Степан там просто прописан. Взбунтовавшемуся парню женщина заявила: «Раз ты не хочешь по-хорошему, я продам эту малосемейку и куплю тебе отдельную комнату. А если будешь со мной конфликтовать, то и вовсе останешься ни с чем».

Украл, выпил – в тюрьму

Поначалу Степан пытался искать правду, нашел риэлтора, который занимался сделкой купли-продажи. Тот посочувствовал, но сказал, что сделать тут ничего невозможно. В результате всех этих перипетий мужчина оказался в одной комнате общежития по улице Морозова. Все эти жизненные неудачи настолько подкосили его, что на новом месте жительства он начал пить ежедневно, прогуливать работу и очень скоро остался без средств к существованию.

– Вот с того момента жизнь моя окончательно покатилась под откос. Меня угнетало то, что я не мог найти мать, а когда вспоминал про то, как потерял бабушкину квартиру, мне так плохо становилось, – рассказывает Степан. – Я все думал: ну как такое могло получиться, ведь я спортсменом был, была же когда-то нормальная жизнь. Все происшедшее так давило на меня, что хотелось забыться и ни о чем не думать и не вспоминать. Я начал пить беспробудно.

Когда пить стало не на что – украл магнитолу из чужой машины, за что получил судимость. Отсидев в СИЗО четыре месяца, его освободили досрочно с условием, что он будет регулярно приходить в милицию отмечаться. Посадили-то осенью, а освободили зимой. Одежды теплой нет и нет никого, кого бы хоть немного беспокоила его судьба. Надо было из Выльгорта идти пешком до дома в одной рубашке. Пока добрался до своего общежития, чуть не околел. Пришел домой, а дверь ему открыл незнакомый мужчина. Оказалось, пока Степана не было, кто-то от его имени сдал его комнату. Паспорт Степан потерял уже давно и доказать, что он хозяин комнаты, никак не мог. Так в одной рубашке и пришел в отдел милиции. Мол, что делать, меня домой не пускают, я не могу доказать, что я это я. На что ему невозмутимо ответили: «А как я могу доказать, что ты это ты?!»

«Но вы ж когда меня посадили, я тоже без паспорта был, вы же как-то доказали, что я это я», – взмолился несчастный. Но в милиции помогать ему отказались. С горя Степан пошел к товарищу-собутыльнику и там опять надолго запил. Когда одумался, понял, что надо что-то делать, иначе совсем без крыши над головой можно остаться, а на дворе зима. Пошел в паспортный стол, взял справку о составе семьи. Принес ее тому мужчине, который проживал в его комнате. Тот все таки поверил Степану, но никуда съехать тоже не мог - жена беременная. Степан согласился, пока жена квартиранта не родит и они не найдут новое жилье, где-нибудь перекантоваться за небольшую плату, которую ему обещали давать раз в месяц.

С этого и началась многолетняя скитальческая жизнь...

К тому времени еще даже полгода не прошло, как он вернулся из армии, а словно целая жизнь уже прошла. По словам Степана, социальный статус его друзей изменился за очень короткое время. Среди них уже практически не было семейных и работающих людей, все больше безработные и бомжи. Если раньше он с презрением смотрел на людей, которые промышляют на помойках, то за короткое время он и не заметил, как стал таким же и начал жить тем, что находил в мусорных контейнерах. Сдавал бутылки, жестяные банки.

Так он и не заметил, как пришло лето, а за ним снова зима. Деньги, которые квартирант давал время от времени, пропивались в первый же день. По словам Степана, его сердце настолько ожесточилось на все, что отмечаться не ходил, начал бегать от милиции, ночевать, где придется – по подъездам, подвалам, на чужих дачах. Вскоре его опять посадили за кражу ботинок, которые он просто прихватил в одном из притонов. Хозяин ботинок написал заявление в милицию.

– За ботинки в совокупности с магнитолой, за которую я не отсидел полный срок, запросили три года. Отсидел я два года и восемь месяцев, и меня опять освободили условно-досрочно, – вспоминает Степан.

В рабстве

Вернувшись в Сыктывкар после очередной отсидки Степан встретил знакомого, который сообщил ему, что «какие-то серьезные люди имеют виды на его комнату в общежитии», и ему лучше туда и не соваться – убьют.

Вскоре Степан случайно познакомился с бизнесменом, который занимался производством пластиковых окон. Он взял Степана на работу. Кроме производства окон, у предпринимателя была небольшая ферма, где он выращивал шиншилл. Однажды хозяин уехал в отпуск за границу, а сторожить ферму и кормить шиншилл поручил Степану. Разрешил ему жить в домике на ферме. Степану удалось пить и на этой работе. И самое страшное произошло почти перед самым возвращением хозяина: перед его приездом ночью ферма сгорела дотла вместе со всеми шиншиллами. Сам Степан в это время спал в своем домике. Пробуждение было ужасным.

– Я думал, это все, отжил я свое. Кто-то ищет меня убить за мою комнату, теперь еще здесь я такое натворил, – делится Степан своими старыми переживаниями. – Так страшно мне стало, хоть в петлю лезь. Конечно, мой работодатель меня основательно поколотил, но убивать не стал. А меня заставил работать на него бесплатно за прокорм и крышу над головой. В последствии, и моя комната из общежития досталась ему.

Чтобы Степан мог работать в полную силу, предприниматель отвел его в наркологию и закодировал. Во всяком случае, он был сыт, одет, работал и ни о чем не думал. Какое-то время хозяин никуда его не отпускал, но со временем стал доверять и отпускать в город. В одну из таких отлучек Степан встретил товарищей, с которыми когда-то вместе сидел. Они занимались строительством коттеджей, скупали дешево дачные участки, строили на них новые дома и продавали по большей цене. Они предложили Степану поехать с ними работать. И он решился, сбежал от своего работодателя и поехал с бывшими друзьями по несчастью строить коттеджи.

На дне

Однако испытания свободой он долго не выдержал. Как-то поехал в город в баню, и после парилки решил выпить. Даже страх умереть не остановил его, хотя он прекрасно помнил то страшное состояние, которое испытал сразу после кодировки. Врач тогда ввел ему в вену какой-то препарат, а после этого дал выпить водки. Сразу после выпитого алкоголя Степан впал в ступор, не мог пошевелить ни ногой, ни рукой, не мог дышать и чувствовал, что умирает. Дав ему «насладиться» этим состоянием, доктор ввел ему еще какой-то препарат, который вывел его из комы. «Вот так будет с тобой, если ты употребишь алкоголь до истечения пяти лет, на которые мы тебя закодировали», – предостерег его нарколог. Кодировку с себя Степан «снял» меньше чем через год. На удивление, в кому он не впал, но зато опять пустился во все тяжкие.

– Я тогда часто думал: почему я никак не умираю? – рассуждает Степан. – Столько смертей видел, столько знакомых бомжей погибало. Одного подростки в люке облили бензином и подожгли, кто-то замерз на улице, умер от алкогольного отравления. Бомжей мальчишки поджигали даже в подъездах. А однажды, когда по городу везде начали закрывать подвалы и подъезды, мы вернулись в подвал, где всегда ночевали, а он закрыт на замок. Мороз был за тридцать, и, чтобы не околеть, мы всю ночь бегали вокруг дома.

Но, как показала жизнь, у Бога были другие планы относительно его дальнейшей судьбы. Однажды, когда Степан рылся в контейнере, к нему подошел молодой человек и дал визитку, где был адрес социальной столовой для бездомных. В тот же день он пришел туда обедать. Тогда он был уже настолько опустившийся, что уже и облик человеческий потерял - почти десять лет скитальческой жизни откладывают отпечаток на облике человека. Бомжей в это соц.столовой не просто кормили, с ними общались, говорили о том, что при желании каждый из них может вернуться в нормальную жизнь. По словам Степана, он, наверное, впервые в жизни тогда услышал слова о любви Христа.

– Мне, непривычному к таким речам, даже ухо резали эти слова, – вспоминает он. – Поначалу все казалось: подстава какая-то, не может такого быть, чтобы вот так бесплатно кормили, предлагали какую-то помощь. Тем не менее, отказаться от горячих обедов я не мог, начал ходить туда каждый день, постепенно освоился, подружился с ребятами. Мне предлагали поехать в реабилитационный центр, освободиться от алкоголизма, начать новую жизнь. Но я тогда еще был очень зависимым и от алкоголя, и от курения и не мог поверить в то, что это возможно. Ну как это из ничего может стать что-то?

Вскоре его опять посадили за то, что он украл лист железа, чтобы сдать его в цветмет. Дали один год и два месяца. Но в колонии каждый день вспоминалась эта любовь, проявленная верующими людьми, когда Степан посещал социальную столовую. Освободился он в 2009 году осенью. После очередной отсидки встретил старых собутыльников – бомжей. Какое-то время пожил с ними в старом заброшенном доме. Но все время ему не давали покоя слова о любви Христа и о возможности подняться со дна, которые он услышал. Очень они ему тревожили сердце. И вот однажды он сказал своим товарищам: «Все, я так больше не могу, пойду к Богу, попробую – а вдруг получится». Те в ответ лишь посмеялись. Сейчас один из этих его друзей стал инвалидом – ему ампутировали после отморожения обе ноги, а второго и вовсе уже нет в живых.

В новую жизнь

Степан отправился в реабилитационный центр, где он пробыл больше года. Во время реабилитации с ним произошло настоящее чудо. Десять лет бродячей жизни и ночлег где придется, в том числе и на голом бетоне, очень сильно подорвали здоровье. Почки почти не работали и все внутренние органы болели и были повреждены. Но после того, как Степан произнес молитву покаяния с другими людьми, проходившими реабилитацию, с ним начали происходить удивительные вещи. «Хотя на дворе была зима и было прохладно в центре, я каждую ночь просыпался сырой от пота, который буквально заливал всю постель. Это не был похмельный синдром, это было что-то сверхъестественное меня словно из ведра обливал Кто-то. Так продолжалось около недели. Я обращался к ребятам, рассказывая, что со мной происходит, с удивлением и неприкрытым страхом, жалуясь, что я скорее всего умираю. На что мне весело отвечали - тебя наверно исцеляет Бог! Я очень сомневался в этом. Но, по истечении недели, я словно заново увидел себя. Рассматривая себя в зеркало, я заметил, как изменились мое лицо. Оно посветлело, появился румянец и как будто морщины изгладились. Но что самое удивительное - у меня больше ничего не болело. Я был настолько счастлив». Вскоре, Степан стал читать Библию и молиться. Бог начал работать с разумом Степана, восстанавливать память, очищать сердце, восстанавливать физическое состояние. Бывший алкозависимый стал помощником директора реабилитационного центра.

– Я тогда стал уже верующим, и все молился Господу о том, чтобы мне хоть что-то узнать о своей матери, которую я не видел с 2000 года и нигде не мог ее найти, – рассказывает Степан. – Писал я и в передачу «Жди меня», но безрезультатно. Я думал, что ее уже нет в живых, но хотелось узнать хотя бы, где она похоронена. И по молитвам случилось чудо.

Однажды Степан вместе с новыми друзьями, такими же верующими, как он, пришли в детский дом имени Католикова поздравить детей с Рождеством Христовым и подарить им подарки. И там он встретил женщину, которая хорошо знала его бабушку и жену старшего брата. Эта женщина дала ему номер телефона жены брата. И то, о чем он долго молился, начало сбываться буквально на глазах. Через бывшую жену старшего брата он узнал, что тот опять находится в местах не столь отдаленных. Позвонил ему туда, и брат рассказал, что в последний раз видел мать в 2005 году. После того, как он продал материнскую квартиру, он увез мать в Воркуту и там, загуляв на полную катушку, бросил пожилую женщину среди зимы где-то в поселке Воргашор. По словам брата, он слышал, что мать жива и подвизалась где-то в монастыре в Костромской области.

Знакомая женщина, помогавшая Степану искать мать, нашла в интернете телефоны всех монастырей Костромской области, и на первый же ее звонок в один из монастырей трубку подняла мать Степана. Это было действительно чудо, которое еще больше укрепило Степана в вере. Как потом выяснилось из рассказа матери, когда старший сын бросил ее зимой в Воркуте, она прибилась к местной православной церкви, где ей помогли найти Бога. В монастыре она девять лет молилась о том, чтобы найти своего младшего сына Степана, и судьба свела их вот таким чудным образом.

Сам мужчина недавно женился.

– На нашей свадьбе было 150 человек, – вспоминает Степан. – Друзья нам заказали большой белый лимузин. И когда я ехал на лимузине забирать невесту, я не мог поверить своему счастью: неужели это я, человек, который еще недавно был всеми унижаем и презираем, человек, живший на самом дне жизни? Сегодня у меня есть замечательная любящие жена и дочь. Есть свой дом. И, что самое важное, у меня есть Бог, который освободил меня от всех зависимостей и дал новую жизнь! Я столько раз должен был умереть, но Господь по своей любви берег меня. И сейчас я хочу служить и служу ему своей жизнью.

За основу взята статья Галины Гаевой


* Местная религиозная организация Церковь Христиан Веры Евангельской-пятидесятников «Источник Жизни» г.Сыктывкара